Лента новостей

Самое важное о нашей деятельности

пятница, 17 Январь 2020
Чем грозит лесозаготовителям изменение 29 статьи Лесного кодекса РФ

. (© FSC России)© FSC России

Принятие нового федерального законопроекта о расчетной лесосеке чревато снижением инвестиционной привлекательности лесозаготовительной отрасли, непредсказуемым перераспределением арендных участков, особенно у экологически ответственных компаний, и увеличением коррупции. Призываем лесозаготовителей высказать свою позицию по этому вопросу, а также считаем необходимым начать дискуссию, какие нам нужны изменения в нормативной базе, чтобы обеспечить неистощительность лесопользования.


Из открытых источников стало известно, что Рослесхоз разослал по федеральным органам исполнительной власти проект федерального закона «О внесении изменения в статью 29 Лесного кодекса Российской Федерации в части совершенствования порядка заготовки древесины» (письмо от 18 декабря 2019 года № 04-16-53/31884).

Разработчики законопроекта, по всей видимости, преследовали две цели. Первая: повысить экономическую отдачу от лесных участков, переданных в аренду с целью заготовки древесины, повысив процент изъятия древесины с арендованного участка. Вторая: получить для органов исполнительной власти юридические основания для расторжения договоров аренды с организациями, которые берут лесные участки в аренду, но не ведут там заготовку древесины или неспособны ее эффективно организовать.
С точки зрения FSC России, предлагаемый законопроект не только не решит указанные проблемы, но и создаст существенные риски для ответственных лесопользователей.

Основные проблемы законопроекта заключаются в следующем:

1) Предлагается обязать лесопользователей заготавливать не менее 70% от допустимого объема изъятия древесины для лесного участка, переданного в аренду.

Заготовка ниже указанной пороговой величины будет являться основанием для расторжения договора аренды, игнорируя тот факт, что указанный инструмент создавался и используется для других целей, в первую очередь для установления величины арендной платы за лесной участок.

Согласно лучшим мировым практикам, величина допустимого объема изъятия древесины для лесного участка, переданного в пользование или аренду, должна обеспечивать неистощительность и непрерывность лесопользования. То есть, ее основная задача – на основании таксационных показателей древостоя рассчитать величину ежегодного изъятия древесины, при котором на данном участке не будет происходить истощения лесных ресурсов в долгосрочной перспективе. Эта величина также должна своевременно корректироваться, например, для учета потерь лесных ресурсов в результате лесных пожаров, ветровалов, вспышек размножения насекомых и болезней леса.

В настоящее время, в российской и мировой практике фактический объем ежегодного изъятия древесины (в пределах установленного максимального значения) определяется самим лесопользователем в зависимости от экономической доступности ресурсов (соотношения затрат на заготовку древесины и стоимости заготовленных сортиментов), состояния рынков сбыта и пр. Более того, ответственный лесопользователь должен иметь возможность активно влиять на эту величину. Например, ведение эффективной лесохозяйственной деятельности (применение эффективных мер по воспроизводству лесных ресурсов) может вести к увеличению допустимого объема изъятия древесины на арендованном участке, при условии, что обеспечивается неистощительность лесопользования.

Таким образом, порог допустимого объема ежегодного изъятия древесины для лесного участка, переданного в аренду, в значительной мере регулируется экономическими факторами. В российских условиях показатель допустимого объема изъятия древесины для лесного участка, фиксируется однократно в договоре аренды, но используется не для обеспечения неистощительности лесопользования, а, скорее, для фискальных целей – по нему определяется величина взимаемой с лесопользователя арендной платы вне зависимости от объемов фактической заготовки древесины.

2) Законопроект основан на устаревшей методике исчисления допустимого объема изъятия древесины для лесного участка, переданного в аренду.

В российской практике основой для расчета допустимого объема изъятия древесины служит допустимый годовой объем заготовки древесины по лесничеству (так называемая «расчетная лесосека»). К сожалению, в настоящее время он рассчитывается по устаревшим формулам, малопригодным в современных условиях. Расчеты делаются на короткие отрезки времени (10 лет), не учитывают реальную длительность оборота рубок и успешность воспроизводства лесов после рубок, пожаров и пр. (в том числе в связи с неудовлетворительном качеством лесовосстановления и ухода за лесов, сменой пород и пр.). В расчет пользования включаются экономически недоступные леса (низкопродуктивные, с высокой стоимостью освоения, небольшие участки спелых лесов («недорубы») среди молодых лесов, леса, древесина которых в настоящий момент не имеет сбыта (например, старые осинники), часть ООПТ), а также участки, ценные с природоохранной точки зрения, но еще не имеющие официального охранного статуса (например, малонарушенные лесные территории, ценность которых признается российским и международным научным сообществом и схемой добровольной лесной сертификации FSC). Для расчета часто используются устаревшие материалы лесоустройства, давность которых в среднем по России составляет около 24 года (при законодательно установленном требовании – 10 лет). В условиях значительного уровня потерь лесных ресурсов в результате лесных пожаров, ветровалов, вспышек размножения насекомых и болезней леса это представляет отдельную проблему. Проблема усугубляется тем, что расчетная лесосека по лесничеству распределяется по лесным участкам, передаваемым в аренду, достаточно произвольным образом, без четкого алгоритма.

3) Использование предлагаемого показателя для оценки эффективности деятельности лесопользователя потенциально может стать коррупционной составляющей в лесных отношениях.

Принятие предлагаемой нормы может привести к обратному эффекту с серьезными негативными последствиями для лесозаготовительной отрасли в целом. В частности, к повышению коррупционных рисков для органов исполнительной власти в области лесных отношений и лесопользователей, связанных с переделом лесных участков. А вследствие этого, к снижению инвестиционной привлекательности отрасли из-за возросшего риска расторжения договоров аренды. Кроме того, принятие законопроекта создаст риски для компаний, которые ориентированы на экспорт лесной продукции и являются держателями сертификатов FSC (например, из-за сложностей с выполнением дополнительных требований по обеспечению неистощительности и сохранению ценных лесов).

Мы в Лесном попечительском совете считаем важными, неотложными и заслуживающими отдельного обсуждения с экспертным сообществом вопросы по обеспечению неистощительности и непрерывности лесопользования, совершенствованию методов расчета допустимого объема изъятия древесины по лесничеству (расчетная лесосека) и для лесных участков, переданных в аренду.

Мы предлагаем:

1. Органам управления лесами необходимо сначала провести глубокий анализ причин невысокого в среднем уровня освоения расчетной лесосеки арендаторами лесных участков. Такой анализ поможет разработать адекватные предложения по изменению методики расчета, иной нормативно-правовой базы, а также создать экономические стимулы для повышения уровня освоения расчетной лесосеки, если это будет признано целесообразным.

2. Предлагаем Минприроды России пересмотреть методики определения расчетной лесосеки, в частности, исключив из расчета участки, где рубка невозможна по экономическим или природоохранным основаниям.

3. Решение данных вопросов чрезвычайно важно для совершенствования лесного законодательства и повышения устойчивости лесопользования в России в целом. FSC России предлагает для экспертного обсуждения данных вопросов использовать в качестве площадки Общественный совет Рослесхоза. Также FSC России предлагает ответственным лесопромышленным компаниям выразить свое отношение к законопроекту, направив письма в Минприроды России, Рослесхоз и Минпромторг.